СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ: Каннский фестиваль 2013, или к чему привела нас красная дорожка?

26-ого мая закончились десять дней праздника кино на Лазурном берегу Франции. 66-ой Каннский фестиваль в этом году вызвал немало шума как своей неблагоприятной погодой, так и фильмами, оказавшимися в призерах. Обо всем по порядку.

Вчера вечером Стивен Спилберг с командой жюри раздал пальмовые ветви Канн: лучшим фильмом оказалась откровенная картина о двух девушках-лесбиянках «Жизнь Адель» Абдельлатифа Кешиша. Заметим, что в этот же день в Париже происходила очередная акция протеста против однополых браков. Совпадение, скажете вы? Да что вы, на таких мировых действах, как Каннский фестиваль, случайностей не бывает. Искусство не может быть вне политики: оно откликается на нее, оно противостоит ей, оно рождает политические и социальные тенденции. Так было и вчера: когда во время победоносной речи Кешиша о любви, о свободе выбора и уважении к личности, в Париже продолжались аресты протестующих.
Отдельно отметим, что ни одна главная награда не ушла к чисто европейскому фильму (Кешиш хоть и гражданин Франции, но все-таки выходец из Туниса). В Европе же режиссеры находятся в кризисе или поиске новых тем: их внимание сосредотачивается на Фрейде («Джимми П.» Арно Деплешена), или поисках половой идентичности и экспериментах с собственным телом («Молода и прекрасна» Франсуа Озона), или подражании великим кинорежиссерам («Великая красота» Паоло Соррентино как продолжение «Сладкой жизни» Феллини), или вообще отсутствии внятного содержания («Только Бог простит» Николаса Рефна).
Зато крепчает Восток и Латинская Америка — не зря приз за режиссуру ушел мексиканцу (Амат Эскаланте за «Эли»), «пальму» за сценарий взял китаец (Цзян Чжанке за сценарий к фильму «Прикосновение греха»), спецприз жюри достался японцу (Хирокадзу Корээда за ленту «Что отец, что сын»). Ну а Гран-при улетел за океан к неувядающим братьям Коэнам («Внутри Льюина Дэвиса»). Читать далее
keshish